aif.ru counter
«О закрытии бани речь не идёт, - заверил «АиФ-Псков»  директор банно-прачечного комбината Пскова Дмитрий Федотов. - Да, администрация Пскова внесла в городскую Думу проект решения о даче согласия на совершение сделки по продаже бани, находящейся в хозяйственном ведении нашего предприятия
«Не закроют! - уверяет читателей начальник Главного государственного управления образования Псковской области Александр Седунов. - Дети как ходили, так и будут ходить в эту школу. Возможны какие-то изменения со стороны юридического лица, возможно к ним кто-то присоединится
В Москве дворников штрафуют за уборку листьев с газонов, потому что тем самым они лишают деревья перегноя. Почему же в Пскове листья убирают по-прежнему? И вообще, что по этому поводу думают учёные?
Юрий МОИСЕЕНКО 19

Чем сердце успокоить…Расскажет музей человеческого достоинства

Согласно переписи 1786 года доподлинно известно, что одной из первых владелиц этого дома была вдова поручика Трофимова - Ирина с...

Из тех же списков мы узнаем, что дом стоял уже в 1776 году .  Мы идём по прохладным коридорам  уже начинающего ветшать строения, где всё напоминает о жизни ушедшей и нам, увы, малопонятной.  

Конец списка

Например, как соизмерить с логикой сегодняшнего века, настойчиво приучающего нас к комфорту, поступок последней владелицы усадьбы «Лог» - Ольги Гориневской, когда она, жена придворного архитектора - дама во всех отношениях утончённая, после октябрьского переворота навсегда уезжает из Царского Села в лосицкую глушь (Плюсский район Псковской области), чтобы прожить здесь 50 лет! Даже после того, как она в конце 60-х прошлого века уехала к дочерям в далёкую Америку, Ольгу Константиновну не покидали мысли о родине. Похоронить себя она завещала дома.

К советской же власти у неё была только одна просьба: организовать в её доме литературный музей своей задушевной подруги - Маргариты Ямщиковой, которую литературоведы знают под псевдонимом - «Ал. Алтаев». Сегодня об авторе детской повести «Под знаменем башмака» помнят немногие, хотя в начале прошлого века это имя ценили в России. Корней Чуковский, например,  называл Ямщикову «родоначальницей новой детской литературы». Именно с её легкой - женской - руки в начале века начнёт выходить и серия «Жизнь замечательных людей». После семнадцатого года этот «бренд» -   «ЖЗЛ» - по пролетарской простоте души «подберёт» Алексей Максимович Горький.  В 1927 году  Маргарита  Владимировна успеет выпустить 16-томное собрание сочинений, но её огромное мемуарное наследие до сих пор остаётся невостребованным и неопубликованным. В литературном табеле о рангах Ямщикова  считается третьеразрядной «авторессой». По этому поводу у литературного критика Валентина Курбатова было своё мнение: «Россия - воистину богатейшая страна. Только мы можем позволить себе роскошь записывать Пушкина и Чехова в первостепенные, а таланты не менее значимые, но не такие громкие, как та же Маргарита Ямщикова, помещать в самый конец списка».

Впрочем, рассказывать о её жизни и творчестве - дело неблагодарное. У хранительницы усадьбы  «Лог» - Татьяны Николаевны Степановой (выпускницы Тартуского университета, ученицы Юрия Лотмана!), которая работает здесь почти тридцать лет, это получится гораздо интереснее.

«Дорогие мои и хорошие!»

Но она обязательно вспомнит  и о владелице этого удивительного дома - Ольге Гориневской, чья судьба оказалась куда интереснее, чем нравоучительные романы «Ал. Алтаева». Её первым мужем был придворный архитектор, которого Николай II называл запросто: «Мой Семён». Ему он доверит строительство часовни на могиле «святого чёрта»  - Григория Распутина. Всё изменит октябрь семнадцатого. Бросив семью, в обозе генерала Юденича навсегда уйдёт в эмиграцию муж. Оставаться в доме небезопасно, Ольга Константиновна вместе с двумя дочерьми уезжает в имение матери. А помогает ей перебраться …комиссар, который в своё время работал подрядчиком у её мужа, узнал Гориневскую, и сам предложил ей свою помощь!

Оказавшись  в плюсской глуши с детьми, Ольга Константиновна начинает учительствовать - преподаёт немецкий и историю, а чтобы прокормиться,  даже заводит  корову. Трудно представить бывшую консерваторку (класс скрипки профессора  Вальтера), выгребающую навоз из стойла.

- А ведь эти руки, почерневшие от грязи, когда-то целовал царь, - напишет потом Ольга Константиновна  в воспоминаниях. И всё-таки она была счастлива! Несколько лет назад, когда в усадьбе ремонтировали вентиляционные ходы, в одной из отдушин, что находилась в спальне, нашли записку:

- Дорогие мои и хорошие! - писал её второй муж Дмитрий (ещё одна романтическая история). - Время очень тяжёлое, но, несмотря на это, мы с Оленькой живём довольно-таки счастливо. По возможности сообщите, когда вы открыли эту отдушину…  Я положил это письмо при ремонте комнаты 17 мая 1920 года.

Вестей из будущего он так и не дождался: в 37-м, когда местный НКВД выполнял план по поимке шпионов, Дмитрия  расстреляли. В качестве вещественного доказательства в деле фигурировал детекторный приёмник, собранный им на досуге.

Всё уже было

А потом была война и враг, которого русская дворянка Гориневская встретила с подобающим ей достоинством. Где-то в середине июля в Лосицах появился немецкий офицер, остановился у самого, как ему показалось, богатого дома. У хозяйки, которая вышла ему навстречу, попросил разрешения остановиться на ночлег. Ответ был на превосходном немецком языке и предельно корректен.

- Господин офицер, мой дом ещё никому не отказывал в гостеприимстве, однако я искренне сожалею, что не могу предоставить вам кров. Если я вас приглашу, то, согласитесь, пострадает моя  женская репутация.

И враг отступил, поцеловав на прощанье руку гордой русской даме. А дом был действительно гостеприимен. В годы войны здесь находили приют и партизаны (приёмный сын Ольги Константиновны - Николай - был связным местного отряда), и их враги. Скрывались здесь от полевой жандармерии и немецкие мальчики, которые не хотели мёрзнуть в окопах под Ленинградом.

 …Много с тех пор воды  утекло. Неизменным осталось одно: дом, где всегда жили люди глубоко интеллигентные. Что нужно человеку для счастья? Дом, в котором можно укрыться в непогоду; книги, чтобы остаться тем, кем учила быть мать; церковь, где можно Богу помолиться, когда захочется снять с души тяжесть,  да кладбище, где когда-нибудь успокоится сердце.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество