aif.ru counter
808
«О закрытии бани речь не идёт, - заверил «АиФ-Псков»  директор банно-прачечного комбината Пскова Дмитрий Федотов. - Да, администрация Пскова внесла в городскую Думу проект решения о даче согласия на совершение сделки по продаже бани, находящейся в хозяйственном ведении нашего предприятия
245
«Не закроют! - уверяет читателей начальник Главного государственного управления образования Псковской области Александр Седунов. - Дети как ходили, так и будут ходить в эту школу. Возможны какие-то изменения со стороны юридического лица, возможно к ним кто-то присоединится
988
В Москве дворников штрафуют за уборку листьев с газонов, потому что тем самым они лишают деревья перегноя. Почему же в Пскове листья убирают по-прежнему? И вообще, что по этому поводу думают учёные?
Лариса Малкова 0 149

Где разгребают руины. Как научиться жить среди людей?

Алкоголик или наркоман есть едва ли не в каждой российской семье

Эта беда встречается едва ли не в каждой российской семье: где-то не хотят выносить сор из избы, где-то пытаются выкарабкаться своими силами. У кого-то получается, у кого-то -  нет. И это полная ерунда, что наркоманы валяются по притонам, внешне они вполне себе успешные люди. Но только внешне.

О преодолении, о возвращении и выздоровлении «АиФ-Псков» поговорил с руководителем программы выздоровления  реабилитационного центра «Ручей», психологом Владимиром МОЛДОВАНОМ.

Фото: АиФ

- Мы работаем почти 20 лет, в Псковской области – 8. Здесь я был здесь первопроходцем: приехали вдвоем, чистили, убирали, топили печи. Чувствуете, как здесь чудесно: бывшая барская усадьба, высокий берег реки. Там у нас – трапезная. Рядом домовая часовня. Баня. Главное – дом деревянный – стены дышат. Условия ангельские.

Бывших не бывает

- Это важно, чтобы реабилитация проходила на природе?

 

- Желательно. Природа, тишина, спокойствие. Свежий воздух – очень важен для организма – чиститься после острой абстиненции, из него вся эта грязь уходит.

- Очень важно, чтобы человек сам принял решение, иначе все бесполезно?

- Несомненно!

- Но как этого достичь? Он же слаб!

- Это он должен достичь! И он не слабый, у зависимых людей высокая сила духа.

- А почему же они не могут сказать «нет»?

- Проблема не в зависимости, не в наркотиках. А в болезни. У наркомана проблема не с наркотиками, а в том, что он заболел наркоманией и поэтому не может отказаться. Вот может человек жить без воздуха? Изменения с ним происходят на биохимическом уровне, поэтому он не может отказаться от наркотиков.  Это то же самое что и алкоголизмом – одинаковые заболевания.

- У вас те и те проходят реабилитацию?

- Да, и алкоголики, и наркоманы, и у кого-то двойная зависимость. Пьют все люди, точнее большинство, но алкоголиками-то не все становятся. Значит, проблема не алкоголе, который стоит на полках в магазинах. Так и наркотики: некоторые могут употребить, а могут и не употреблять, но больными не являются. Проблема в  том, что человек заболевает зависимостью и фишка в том, что надо заниматься этой болезнью. Это болезнь психологическая и физиологическая. Она затрагивает все сферы личности.

- Правда, что бывших алкоголиков и наркоманов не бывает?

- Да! Болезнь лечится, но не излечима до конца.

- Однако человек может десятилетия не употреблять алкоголь или наркотики!

- Он может и до конца жизни этого не делать. Но бывших действительно не бывает, значит, что зависимый человек никогда не может употреблять в меру и контролировать себя. И если он находиться в ремиссии, то все равно болен и болезнь проявляется. И мы как раз и учим жить человека с его заболеванием. Сначала – ощущать его, и избавляться от приступов не с помощью наркотиков, а с помощью других техник.

- Тогда почему одни заболевают, другие – нет?

- Это не зависит от человека, один пьет 10 лет каждый день и не заболеет. Как кто-то заболеет раком, кто-то – нет! Есть, конечно, предположение, но это только предположение, что болезнь передается генетически.

- Сколько человек прошли здесь реабилитацию?

- Около тысячи. В «Ручье», они находятся от 3 до 6 месяцев. Кто-то больше, кто-то меньше, но, как правило, 3 месяцев достаточно.  Они проходят программы социальной адаптации и ресоциализации, мы их учим жить в обществе.  

Голодные рыбки

- Бывает срывы у ваших подопечных?

- Конечно! Некоторые сами сообщают мне об этом в соцсетях, кто-то повторно приезжает, бывает и в 3-й раз, некоторые только после 2-3 раза начинают выздоравливать.

- Кто финансирует центр и вообще сложно сюда попасть?

- Мы аккредитованы государством, оно следит, что происходит у нас. Есть несколько госпрограмм, например сертификаты, есть благотворители, частные лица, есть пожертвования родителей. Но если человек хочет попасть к нам на выздоровление, он попадет. Бывает, попросим постоять в очереди. Моя цель помогать людям, поэтому на все телефонные звонки отвечает не секретарь, которых здесь два, а я лично и делаю все возможное, чтобы найти выход.

- Какой возраст пациентов?

- От 18 до 70 лет.

- К вам приезжают люди, которые поняли и решили, что должны себе помочь, и, наверное, это самое важное?

- Однозначно! Никакого насилия здесь нет, и не может быть!

-  Но как же сложно, чтобы он это понял!

- Оптимально, когда человек, когда дошел до дна, которое у каждого своё. Кто-то лишился руки, кто-то работы, кто-то вернулся из тюрьмы.  Зависимость -  это душевная боль и зависимый человек принимает наркотики или алкоголь, чтобы провести анестезию души. Но в определенное время анестезия прекращает работать. Так и у алкоголика и наркомана – он принимает наркотики, а его трясет еще больше. И в этот оптимальный момент человек обращается за помощью к нам. И с ним можно работать. Второй вариант, когда  человека удалось мотивировать близким.

- Близкие, как правило, сами же страдают…

-  Да! С ними, с созависимыми, тоже надо работать и очень серьезно. Особенность созависимости  в том, что близкие люди начинают искать оправдания поведению наркомана, любым его действиям. Мать, например, уверена, что ее сына вовлекают в дурную среду друзья, жена винит себя в том, что муж украл вещи у соседей для покупки очередной дозы. Наркозависимые быстро понимают это и превращаются в искусных манипуляторов.

А когда созависимый сам начинает выздоравливать, узнает много о себе, то прекращает спасать. Любому зависимому нужен созависимый, ему очень важна эмоциональная связь, потому что плохо быть одиноким и изолированным. И эту эмоциональную связь очень важно перерезать.

- Куда идти созависимому человеку, где найти поддержку?

- В Пскове при  храме Михаила и Гаврила Архангелов, напротив Стекляшки, в воскресной школе по средам в 18 часов собирается группа. Можно походить туда на занятия.

 - Есть случаи, когда бросают, уезжают?

- Бывает. Наши консультанты составили «веселый» список причин отъезда пациентов. Например, рыбок покормить. Одна девочка, например, объяснила, что у нее украли трусы, и как, мол, она может выздоравливать в таких условиях.  На самом деле трусы за батареей нашли, то есть каждый придумывает свою историю.

Три кита

- Как все-таки к вам попадают?

- К нам попадают, прежде всего, трезвыми. Мы не медики, от острой абстиненции человек избавляется вне нашего центра: либо в наркологическом диспансере с помощью врачей на улице Чудской, 4, либо сам.  Есть такое правило: 10 дней трезвости.  В наркологическом диспансере работает наш сотрудник, всю информацию можно получить у него, да и сами врачи-наркологи об этом знают.

- Почти как после инфаркта – больница, потом санаторий! Но как-то в сознании осели воспоминания с 90-х годов, когда наркоманов «лечили» привязыванием к кровати… В чем суть вашего метода лечения?

-  Методика, которую мы используем, апробирована почти 100 лет. Мы русское продолжение программы 12 шагов, она взята в основу. У нас есть духовный лидер, православный священник, протоиерей, настоятель Петербургского храма иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша», психолог, отец Александр. Он и стоял у самых истоков создания центра, стажировался в Америке.

Мы стоим на трех китах: православие, 12-шаговая программа и  психология.

-  Родным можно навещать ваших подопечных?

- Нет! И звонить нельзя. Только если попросить что-то передать. Это не полезно, созависимому тоже нужно выздоравливать.

- Простите, но как в «психушке»…

- А мы и есть «психушка, потому что наркомания и алкоголизм – это безумие. С одной стороны изменения на биохимическом уровне, с  другой – изменения психики, дисфункциональное мышление. Человек с идеальной картиной мира вряд ли заболеет. Зачем ему наркотики, зачем ему менять сознание, если его мышление и так работает идеально?! Работая с психикой, мы и работаем с дисфункциональным мышлением, которое в детстве сформировано, что являлось почвой для зависимости. А второй момент, когда это дисфункциональное мышление возникло в результате приема химических веществ.

С утра до вечера у нас проходят занятия, тренинги, консультации и групповые, и индивидуальные, в праздности нет. С утра до вечера человек вовлечен в процесс выздоровления.

А это взросление личности,  взятие ответственности на себя, и этому надо научиться, чтобы было что отдать мужу или жене или другому близкому человеку.  Руины сначала надо разгрести, чтобы на этом месте поставить  новый дом. А на старых руинах возвести его невозможно.

Досье.
Владимир Молдован. Родился в 1971 году в Ленинграде. Окончил Ленинградский финансово-экономический институт и Восточно-Европейский институт психоанализа. Руководитель терапевтической программы Центра реабилитации и психологической поддержки «Ручей». Женат, имеет взрослого сына.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Самое интересное в регионах