aif.ru counter
814
«О закрытии бани речь не идёт, - заверил «АиФ-Псков»  директор банно-прачечного комбината Пскова Дмитрий Федотов. - Да, администрация Пскова внесла в городскую Думу проект решения о даче согласия на совершение сделки по продаже бани, находящейся в хозяйственном ведении нашего предприятия
269
«Не закроют! - уверяет читателей начальник Главного государственного управления образования Псковской области Александр Седунов. - Дети как ходили, так и будут ходить в эту школу. Возможны какие-то изменения со стороны юридического лица, возможно к ним кто-то присоединится
1013
В Москве дворников штрафуют за уборку листьев с газонов, потому что тем самым они лишают деревья перегноя. Почему же в Пскове листья убирают по-прежнему? И вообще, что по этому поводу думают учёные?
0 60

Самолёты в ловушке прожекторов. Блокада глазами 7-летнего ребёнка

В Псковской области живет 283 человека, кто детьми пережил эти страшные годы.

Детство на то и счастливая пора, что всё воспринимается живо и естественно.

В газоубежищах

Виктор Семенович Федотов в гостях редакции
Виктор Семенович Федотов в гостях редакции "АиФ-Пскова" Фото: АиФ/ Лариса Малкова

«В своей жизни я немало видел смертей, - рассказывает пскович Виктор Семёнович Федотов, - и в детстве их воспринимал как какое-то обыденное явление, когда истощенные люди вытаскивали тела умерших родственников и складывали у подъезда, а утром их забирала специальная машина. У нас, мальчишек, была своя, насыщенная событиями жизнь!»

Обстреливать город стали уже летом. Немецкие самолёты, преимущественно чёрного и тёмно-зелёного цвета, летали так низко, что можно было даже увидеть лётчиков. На крышах домов быстро установили пулемёты, на улицах - зенитки.

«Как-то мы гуляли с ребятами, и вдруг ни с того ни с сего, и никакой тревоги не объявили, нас обстреляли с самолёта. Мы бегом под арку здания, жили тогда на Малой Посадской,  но двоих мальчишек убило. Это точно летали бипланы, уже в зрелом возрасте я разобрался, да, немцы в начале войны точно использовали это старьё. Тогда быстро прилетели два наших истребителя, но немец уже улетел».

Фото: Public Domain

Ленинградцы очень боялись газовой войны, поэтому к ней город был подготовлен очень тщательно. Места, где можно было схорониться, назывались не бомбо-, а газоубежища. Двери закрывались железными щитами, а потом завинчивались. Но Гитлер всё-таки, видимо, побоялся противовеса британского премьера - в таком случаем залить газом всю Германию. По радио Черчилль заявил, что в Великобритании огромное количество газовых бомб, которые можно сбросить на Германию, и англичане не преминут это сделать при необходимости – если Третий рейх что-либо подобное допустит.

Ленинградские колбасы

«Еще почему-то очень боялись парашютистов, и, видимо, зря. Ну что они могли сделать? А самолёты летали так низко, с таким устрашающим воем, пока наши зенитки не наставили. Ещё было очень много аэростатов, по- нашему они назывались «колбаса». Такие здоровые! Самолёт зацепится за них - действует лучше всяких зениток. Потом немецкие бомбардировщики стали летать высоко, а истребители попадались все реже. Мы, мальчишки, очень хорошо разбирались, когда какой самолёт летит. Воздушная тревога – все в убежище, кроме нас. Мы бегом под арку, наблюдаем, как в небе пересекаются прожекторы, и если какой самолёт туда попадет - всё, ему не выкрутиться».

Фото: Википедия

Так 7-летний Витя Федотов, схватив 6-летнюю сестрёнку за руку,  и носился с гурьбой ребят все лето и осень 1941 года по Петроградской стороне, пока мать, работающая  на ремонтном заводе, не усадила их дома, строго-настрого запретив выходить на улицу. Отец на фронте, мать с утра до ночи на заводе, бабушка умерла уже в первые голодные месяцы. Двое маленьких детей под одеялом в холодной комнате большой коммунальной квартиры. Электричества, понятно, не было, еды тоже, свечки тоже съесть пришлось.  Дети разговаривали, пели песенки и плакали, мечтая, что когда-нибудь отец вернётся домой. Он, кстати, всего раз, в 1942 году, вырвался к семье, хотя вроде бы и недалеко воевал – на Дороге жизни. Виктор Семёнович помнит, как мать от избытка чувств в тот момент лишилась сознания, как отец вытащил из вещмешка трофейную жестяную коробочку с сахаром.

Те самые 125 грамм хлеба были сделаны не из муки, а из коры хвойных деревьев. Есть хотелось всё время, благо семья  была богата отцовскими кожаными ремнями – их-то и варили. А ещё студень из столярного клея, он получался серого цвета и сильно трескался. Конечно, гадость, как котлеты из лебеды, которую собирали уже летом, и жарили на машинном масле. Люди в блокадном городе были  или очень худые, или очень толстые. Чтобы притупить жгучее чувство голода, пили воду с солью. Несчастные распухали и умирали быстрее.

«Сволочи, дрова заминированы!»

 «Запомнилось большое количество военных и именно девушек:  милиционеры, зенитчицы, с аэростатами. Мужчина военный - редко. Он или на передовую идет, или с нее. Нас, детей, водили по госпиталям, кто стихи, кто песню споет. А таких, как я, который ничего не умел, сажали перед ранеными, и они просто смотрели на нас, видимо, вспоминая своих детей. Они и сами-то голодные были, но давали нам кусочки хлеба». 

А потом начались артиллерийские обстрелы с Пулковских высот. Не все снаряды взрывались. А сорванцы тут как тут – разбирали, вытряхивали порох, вертели в руках. Они взрывались, калеча детей. Несколько ребят даже погибло. А оружия брошенного на улице – только задайся целью. Витя принёс в дом два пистолета. От них уже в Пскове отец, которого направили сюда служить, избавлялся. 

Но лето – это уже жизнь – «всю траву мы выдергали и съели».  Свободные земли ленинградцы  засадили овощами: картошкой, капустой. Каждый огородик охранял сторож, потому как воровали. Тут уж как у кого совесть просыпалась. Во дворе Малой Посадской сосед складировал дрова, которые растащили едва не сразу, и, видимо, от отчаяния он перетянул их колючей проволокой и надпись прикрепил: «Сволочи, дрова заминированы». 

Вите Федотову 17 лет
Вите Федотову 17 лет Фото: Из личного архива/ Виктор Федотов

Спустя 75 лет Виктор Семёнович вспоминает об этих доровах с улыбкой и полной уверенностью, что Ленинград и должен был выстоять. И он не согласен с отдельными мнениями, что это не стоило таких жертв. «Мы немцам были не нужны. Читал я потом речи Гитлера, когда он говорил, что если ленинградцы даже придут сдаваться, загонять их назад, чтобы и дальше умирали от болезни и голода, а кормить нас он и не собирался. А город, ценой, конечно, огромных жертв, выстоял и несмотря ни на что выжил».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество